Заклюёт! Все рыбацкие секреты. Знаете рыбацкий секрет?

Ермак в сибири. история первого «сибирского взятия»

Ермак в Сибири. История первого «сибирского взятия»

Своей и вражьей кровью смыв
Все преступленья буйной жизни
И за победы заслужив
Благословения отчизны, —
Нам смерть не может быть страшна;
Свое мы дело совершили:
Сибирь царю покорена,
И мы — не праздно в мире жили!
(Кондратий Рылеев)

В исторической памяти русского народа навсегда остались славные дела казацкого атамана Ермака Тимофеевича по присоединению зауральских земель к Московской Руси и его трагическая гибель в битве на берегах Иртыша. Недаром народ создал не одну песню, не один сказ о жизни и смерти Ермака.

Величественный образ народного героя изобразил поэт — декабрист Кондратий Федорович Рылеев в его исторической «думе» «Смерть Ермака». В предисловии поэт, опираясь на строки старинных сибирских летописей, обрисовал портрет легендарного атамана: «Летописцы представляют сего героя крепкотелым, осанистым, широкоплечим, он был роста среднего, имел плоское лицо, быстрые глаза, черную бороду, темные и кудрявые волосы» (16, с.39). Образ казака-героя запечатлен в знаменитых стихах Рылеева, ставших народной песней, широко известной на Руси.

В восстановлении подлинной истории жизни и деятельности Ермака важную роль сыграли исследования профессора Руслана Григорьевича Скрынникова, опубликованные им в 1979–1980 гг. В своем письме выдающемуся историку Сибири академику А. П. Окладникову профессор Р. Г. Скрынников писал:

«Удалось найти некоторые новые архивные данные, но небольшие. Главное же, удалось выделить известия о походе Ермака, которые восходят непосредственно к приказному архиву документов из Посольского приказа. Это меняет очень многие представления об обстоятельствах первой сибирской экспедиции» (11, с.12).

Воспользуемся и мы при изложении истории «сибирского взятия» исследованиями профессора Р. Г. Скрынникова, высоко оцененными академиком А. П. Окладниковым и многими отечественными историками.

Следует сразу отметить, что сведений о жизни Ермака до сибирского похода очень мало. В старинной северной летописи сказано, что Ермак родился в волостном центре — селе Борок на Северной Двине в семье крестьянина. Многие историки считают, что это наиболее вероятное место рождения прославленного атамана.

Когда родился Ермак? Казаки-ветераны на склоне лет утверждали, что служили под Ермаковым началом не менее 20 лет, то есть с 1565 г. Если Ермак был атаманом в середине 60-х гг., то ему тогда было не менее двадцати пяти — тридцати лет. В ряде старинных летописей указано, что знаменитый атаман «прозван Ермаком, сказуется дорожной артельной таган (котел. — М. Ц.) по-волски (по-волжски. — М. Ц.) — жерновой мелнец рушной (жернов. — М. Ц.)» (12, с.408). С тем, что Ермак — это прозвище, согласен и ряд историков, писавших о походах Ермака.

Вместе с тем другие исследователи утверждают, что, вероятнее всего, Ермак родился в день мученика Ермолая, приходившийся на 26 июля, и получил имя Ермолай, от которого и произошло сокращенное имя Ермак. Ведь в те времена детей называли по имени великомученика или святого, в чей день по святцам родился младенец.

Профессор Р. Г. Скрынников сообщает о прозвище знаменитого атамана, полученном (по словам ермаковцев, донесенных до нас первыми сибирскими летописями) им еще в молодости, — токмак. «Токмач»— это деревянная ручная баба, которой трамбовали землю, а «токмачить» значило также «бить», «колотить кулаком» (12, с.412). Значит, это прозвище указывало на силу и упорство в кулачном (и не только) бою того, кому оно давалось.

Почему Ермак оставил родное село и отправился на юг в волжские казачьи станицы? Возможно, причиной были недород и голод в поморских землях. Ясно одно, он начал станичную службу, став младшим товарищем, или «чуром», у старого, бывалого казака. Он учился у старших обращению с луком, пищалью, копьем и саблей, постигал искусство поиска в траве следов промчавшегося татарина, обучался приемам управления речным стругом. И в мирные дни, и в походах он выполнял любую черную работу: прибирал, варил пищу, стирал одежду, чинил обувь.

Вполне возможно, что Ермак в составе казачьих отрядов участвовал в Казанской войне, завершившейся взятием Казани, был в числе казаков, вошедших в оставленную татарами Астрахань. В середине 60-х годов его выбрали атаманом. Значит, Ермак к тому времени стал авторитетным опытным воином. Многие из тех, с кем он начинал казацкую службу, погибли в боях с татарами в «диком поле». Вероятно, Ермак не раз был ранен и имел немало шрамов от ударов вражеских сабель и попадания стрел и пуль. Но он был, видимо, удачлив на войне, и казаки ему доверяли.

Не мог Ермак остаться в стороне, когда с наступлением лета 1569 г. турецкие галеры с отрядами янычар на борту двинулись из Азова — турецкой крепости в устье Дона вверх по реке в сопровождении татарской конницы, которая следовала по берегу реки.

Турки хотели захватить Астрахань, разгромить все станицы волжских казаков и запереть для московской торговли Волгу. К Астрахани выступил воевода князь Петр Серебряный с малочисленным отрядом. Когда Серебряный вступил в Астрахань, то туда же поспешили приплыть волжские казацкие струговые отряды. Казаки понимали, чем грозит им эта война, подступившая непосредственно к их станицам.

Турки не сумели перетащить на Волгу свои тяжелые галеры. А прибытие в Астрахань царской судовой рати и казацкой флотилии окончательно подорвало веру в победу у турецких янычар. Не желая зимовать в степях, янычары подняли бунт. Турки вынуждены были повернуть назад и плыть к Азову, подвергаясь постоянным ударам со стороны казацких флотилий.



Русский царь Иван Грозный IV


Многие историки предполагают, что Ермак со своим отрядом волжских казаков принял участие в одном из значительных сражений — важном эпизоде длительного противостояния Крымской орды с Московской Русью в ХVI в. Речь идет о сражении под деревней Молоди в 45 верстах от Москвы. Тогда летом 1572 г. русское войско, в составе которого было 3800 донских и волжских казаков, полностью разгромило конницу Крымской, Большой и Малой ногайской орд, взяв весомый реванш за сожжение московского посада татарами в предыдущем году. Разгромив в открытом бою татарскую орду, Московское государство нанесло сокрушительный удар по военному могуществу Крыма.

Впервые имя Ермака Тимофеевича появилось в исторических документах, связанных с завершающими боями Ливонской войны, в ходе которой Иван Грозный попытался в боях с Ливонским орденом, Речью Посполитой и Швецией отбить старинные русские города в Ливонии и порты на Балтике, в первую очередь Нарву. Во время третьего похода в пределы России польско-литовский король Стефан Баторий решил захватить Псков, мощную пограничную русскую крепость. Падение Пскова привело бы к овладению поляками всей Ливонией.

Учитывая смертельную опасность, нависшую над Московской Русью, царские гонцы отправились на Дон и в Поволжье, чтобы привлечь казаков к участию в боевых действиях на западе. Царь Иван Грозный повелел отряду из 500 донских казаков во главе с боевым атаманом Михаилом Черкашенином, прославившимся еще со времени разгрома татар под Молодями в 1572 г., сесть «в осаду» в Пскове. И казаки успешно обороняли крепость с первых до последних дней ее осады, несмотря на гибель в боях своего боевого атамана.



Ермак. Из «Истории Сибирской» (конец XVII в.) С. У. Ремезова


А атаман Ермак с отрядом волжских казаков прибыл на западную границу в район Смоленска. Его отряд на речных стругах по рекам и волокам вышел на Днепр, подошел к Смоленску и поступил в распоряжение одного из лучших московских воевод князя Дмитрия Хворостинина, командовавшего крупными силами, собранными в Смоленске.

Польский комендант Могилева точно установил имена 15 начальников отрядов Хворостинина. Последними в перечне указаны:

«14. Василий Янов, воевода казаков донских; 15. Ермак Тимофеевич, атаман казацкий».

В войсках Хворостинина лишь один атаман Ермак непосредственно командовал казацким отрядом, не будучи подчинен дворянскому голове — начальнику из дворян. Голова Василий Янов командовал несколькими конными сотнями донских казаков, вооруженных пищалями, а Ермак был командиром волжской судовой рати — стругового отряда волжских казаков.

Весной 1581 г. Хворостинин выступил с войском от Смоленска на Оршу и Могилев вниз по Днепру. Он хотел создать угрозу королевской армии, чтобы задержать ее продвижение к Пскову. Движение по Днепру определило характер использования стругового отряда Ермака. Казаки на стругах двигались впереди войска, пищальным огнем очищая берега от врага и обеспечивая переправу главных сил Хворостинина.

25 июня казаки захватили переправу возле Орши, и отряды Хворостинина перешли за Днепр. Затем струги казаков неожиданно появились у Могилева. Три королевские роты пытались их отогнать, но с подходом полков Хворостинина были разбиты и отошли к крепости.

Русские отряды разорили окрестности Могилевской крепости. Затем они собрались южнее Могилева и вновь под охраной стругов Ермака переправились через Днепр. Действия русских отрядов задержали подход польских сил к Пскову и помогли лучше подготовить крепость к осаде.

Воеводы Хворостинин и Катырев были направлены к Новгороду для его прикрытия от польско-литовского войска. Отряд Ермака остался в их подчинении и был отправлен для участия в боевых действиях под осажденным Псковом. Так в польских документах отмечено, что астраханские казаки пытались дождливой осенней ночью пробиться в Псков «с озера». Героическая оборона Пскова во многом истощила силы польско-литовского войска, и 15 января 1582 г. царские дипломаты подписали в Ям-Запольске под Новгородом договор о десятилетнем перемирии с Речью Посполитой.

В феврале 1582 г. произошли последние довольно успешные для русских бои со шведами, но король Стефан-Баторий потребовал от Москвы прекращения войны со шведами, грозя в противном случае разорвать перемирие. К концу зимы полки Хворостинина были распущены. Ермак и его казаки, получив расчет у воеводы, возвратились в свои зимовья на Нижней Волге.

Прибыв под Казань, Ермак узнал о восстании народов Поволжья и нападении восставших на царские отряды. В это же время царское правительство начало преследовать волжских атаманов Ивана Кольцо, Богдана Барбоша и некоторых других, которые за год до этого при тайном попустительстве и поощрении московских властей продолжили жестокую войну с ногайскими мурзами, участвовавшими в грабительских нападениях на Русь.

Эти атаманы разгромили Сарайчик, столицу хана Ногайской орды, расположенную в устье Яика (Урала). Разгром несколько охладил желание ногайцев, воспользовавшись неудачами царских войск на западных границах, напасть на Русь с юга. Хан Большой Ногайской орды сразу же направил в Москву послов для закрепления мира.

А в августе 1581 г., когда Ермак со своим отрядом воевал с западными недругами Руси, волжские атаманы, о которых упомянуто выше, напали и ограбили ногайского посла и следовавших с ним купцов из Средней Азии. Причем вместе с ногайским послом возвращался в Москву сын боярский В. И. Пелепелицын, который весной был направлен из Москвы в Ногайскую орду с богатыми подарками и посольской миссией. Так как на западной границе продолжались тяжелые бои с многочисленными врагами Руси, то московские власти не хотели осложнять отношения с ногайскими ханами.

На переправе около Соснового острова в районе р. Самары казаки встретили посла В. И. Пелепелицына в сопровождении 300 нагайских всадников, ногайского посла и купеческого каравана. Казаки объявили послу, что «наперед перевезут татарскую рухлядь и татар с половину». Посол не догадывался об их планах и дал согласие. Казаки перевезли за Волгу ногайского посла и купцов с их товарами, а затем поджидавшие в засаде сотни напали на ногайцев по обе стороны Волги и ограбили их. Русский посол просил Ивана Кольцо пощадить ногайского посла и купцов. Казаки пощадили ногайского посла и 30 его сопровождавших, а прочих ногайцев и купцов убили. Они отказались выдать Пелепелицыну пленных мурз, так как хотели получить за них выкуп.

Затем волжские атаманы Иван Кольцо и Богдан Барбоша разгромили на переправе через Волгу ногайский отряд в составе 600 всадников, возвращавшийся с добычей и полоном после набега на русские города Темников и Алатырь. Взятые в плен ногайцы показали, что они служат ногайскому князю Урусу, заверявшему московские власти в своих мирных намерениях. Но в Москве не хотели ссориться с ногайскими мурзами и объявили этих атаманов «ворами», несмотря на то, что, по мнению профессора Р. Г. Скрынникова, и с ним нельзя не согласиться, «их смелые действия — разгром Сарайчика — отрезвили властителей Ногайской орды и удержали их от дальнейших авантюр» (12, с.478).

После этого Иван Кольцо, Богдан Барбоша и другие атаманы вынуждены были уйти с Нижней Волги и скрыться на Яике. Так что строки народных исторических песен и сказов, повествующие об участии атамана Ермака в разгроме посольского каравана, являются поэтическим вымыслом и не соответствуют исторической действительности.

Созданию таких легенд в немалой степени способствовали и официальные летописи. Так в московской летописи, созданной по инициативе патриарха Филарета, всего через 50 лет после гибели Ермака было указано о погроме на Волге казаками под руководством атамана Ермака персидского посольства и бухарского торгового каравана и последующем уходе Ермака с казаками на Каму, а оттуда в Сибирь.

Но в подлинных документах Посольского приказа указывается, что ограбление персидского посольства на Волге произошло через три года после гибели Ермака (12, с.464). И в книгах иностранцев, побывавших в России во второй половине ХVII — начале ХVIII в., со слов русских информаторов сообщаются абсолютно ложные сведения о Ермаке, как о главаре казацкого отряда, занимавшегося на Волге разбоем.

Собравшись на Яике, казаки провели войсковой круг, чтобы решить, куда идти походом или где искать «найм». В это время на Яик прибыли представители богатых пермских солепромышленников Строгановых. В Строгановской летописи указано, что 6 апреля 1582 г. Строгановы отправили к Ермаку «людей своих с писанием и з дары многими… дабы шли к ним в вотчины их в Чюсовские городки и в острожки на спомогание им». А в «Сказании Сибирской земли» сказано: «Максим Строганов просил ево, Ермака, чтобы он от того Пелымского князя оборонил» (12, с.480).

Дело в том, что набеги из-за Урала отрядов манси в район Прикамья не прекращались. Тем более что их поддерживали мансийские племена Приуралья, которых притесняли Строгановы. В 1580 г. мансийский мурза Бегбелий Агтаев с «вогульским и остяцким собранием» разграбил русские селения на берегах р. Чусовой, «и ту окрест живущих села и деревни по-плениша и пожгоша и в поле… многих поимаша» (6, с.99). А в 1581 г. князек Кихек захватил и сжег Соль-Камскую, разорил в Прикамье слободы и деревни, увел в плен их жителей. Вотчины Семена Аникиевича и Максима Яковлевича Строгановых тяжело пострадали. Только после ожесточенного сражения Кихек был разбит отрядом служилых людей Строгановых (17, с.27).

А воинственный князек пелымских манси Аплыгерым с согласия Кучума перешел Уральские горы и вторгся в Пермский край. Максим Строганов попросил помощи у двоюродного брата Никиты, владевшего крепостью Орел (Кергедан) на Каме. Но Никита, готовясь к обороне крепости, отказал брату. Тогда Максим донес московским властям, что пелымский князь сжег многие его деревни, а «ныне, деи, пелымский князь с вогуличи (манси. — М. Ц.) стоит около Чюсовского острогу». А следующий гонец в Москву сообщил, что с Аплыгерымом было 700 воинов и они сожгли все строгановские «слободки на Койве и на Обве, и на Яйве, и на Чусовой и на Сылве деревни все выжгли».

Затем от него последовало донесение о прекращении работы соляных промыслов: «А вогуличи живут блиско их слободок, а место лешее, а людем их и крестьяном из острогов выходу не дадут, и пашни похати дров сечи не дают же. И приходят, деи, им невеликие люди, украдом лошадей, коровы отганивают и людей побивают, и промысл деи у них в слободках отняли и соли варити не дают» (12, с.463). Строганов просил царя разрешить нанять казаков для охраны своих земель. Но еще шла Ливонская война, и Москва такого разрешения не дала.

Видимо, Ермак сумел убедить основную часть казаков, собравшихся на Яике, наняться к Строгановым, и был выбран главным походным атаманом. Поддержали его предложение и опальные атаманы Иван Кольцо, Савва Болдырев и Никита Пан. Только Богдан Барбоша и несколько других атаманов остались на Яике и спустя четыре года построили там укрепленный острог, будущий центр Яицкого казацкого войска.

В 1582 г. после того, как войсковой круг волжских казаков решил принять предложение Строгановых, казаки Ермака, подготовив свои струги, примерно за два месяца совершили трудный поход с Яика на Каму и, согласно преданию, записанному строгановским летописцем, 28 июня, в день Кира и Иоанна, подошли к чусовским пристаням.

Безусловно, это было трудное предприятие, связанное и с многодневным движением на веслах вверх против течения рек, и с перетаскиванием стругов по волокам с верховьев одной реки на другую. Как и обычно у донских и волжских казаков, на время похода в отрядах устанавливался сухой закон, который строго соблюдался. А нарушителей просто бросали за борт.

В это время Кучум послал своего старшего сына и наследника его ханства царевича Алея в поход на Пермские земли.

Войско Алея состояло из нескольких тысяч татарской конницы и ханты-мансийского пешего ополчения в несколько тысяч бойцов. Алей прямо направился к чусовским городкам, но получил решительный отпор. Отбитый на Чусовой, Алей двинулся по суше на Каму. Но Ермак опередил царевича, его казацкая флотилия появилась в окрестностях строгановской крепости Орел на Каме раньше татар. Получив отпор и там, царевич Алей двинулся далее к Соли Камской.

Ворвавшись в посад Соли Камской, татары убивали всех, кто попадался им по пути. Затем они подожгли город. Далее татары подошли к главному центру Пермского края Чердыни и атаковали его с такой яростью, что гарнизону едва удалось отразить приступ. На обратном пути к уральским перевалам татары вновь прошли мимо чусовских городков, убивая и грабя крестьян в округе, сжигая их жилища и уводя многих в плен.

Видимо, нападение Алея на Пермскую землю сыграло немаловажную роль в принятии Ермаком решения о начале «Сибирского взятия». Как видим, поход Ермака в Сибирь начался с оборонительной войны во время татарского набега. А таких войн было немало на Руси за прошедшие более чем триста лет со времени Батыева нашествия.

Направляясь в Сибирь, Ермак, вероятнее всего, вначале не ставил своей целью завоевание и присоединение Сибири к Руси. В намерения его, видимо, входили, в первую очередь, захват добычи и наказание Кучума за грабежи и убийства в Пермской земле. Мысли о прочном присоединении сибирских земель к Русскому государству, надо предполагать, созрели у Ермака в ходе стремительного броска к Кучумовой столице и во время первых месяцев пребывания в ней казаков. Однако на принятие Ермаком такого судьбоносного решения повлияли и обстоятельства его предыдущей жизни, и служба в царском войске.

Какова же роль Строгановых в организации похода Ермака? Естественно, они в первую очередь были кровно заинтересованы в приобретении за Уралом опорных пунктов для организации прибыльной торговли мехами. Но именно в сентябре 1582 г., когда царевич Алей еще не покинул Пермские земли, им было просто необходимо присутствие казаков Ермака в Чусовских городках.

Поэтому крайне сомнительно, чтобы Строгановы присоединили к казацкому отряду, отправлявшемуся в Сибирь, своих 300 воинов из камских городков «литвы и немец и татар и русских». Так что наиболее вероятны сообщения тех летописцев, которые оценили численность отряда главного атамана Ермака при убытии в Сибирский поход примерно в 540 (до 600) казаков под началом атаманов Ивана Кольцо, Якова Михайлова, Никиты Пана, Матвея Мещеряка, Богдана Брязги.

Тем не менее нет сомнений в том, что именно Строгановы обеспечили казаков продовольствием, порохом, свинцом и частично пушками малого калибра. Вполне возможно, что Строгановы дали Ермаку «вожей» — проводников, знавших путь по Чусовой и далее через перевалы и по сибирским рекам в слободу Тахчеи, ранее принадлежавшую в Сибири Строгановым. Не исключено, что в числе «вожей» были местные манси, не раз плававшие на небольших лодках к уральским перевалам.

Вероятно, и «толмачей», говоривших на «бусурманском языке», предоставили Ермаку Строгановы. Впрочем, среди волжских казаков могли быть те, которые говорили по-татарски, учитывая контакты их с ногайцами.

Но за Ермака и его казаков Строгановы сперва получили строгое внушение от самого царя. Дело в том, что воевода Чердыни, главной крепости в Приуралье, В. И. Пелепелицын срочно донес царю, что в «семенов день» (1 сентября) войска сибирского хана и пелымского князя напали на крепость, а Строгановы, вместо того чтобы прислать помощь, послали Ермака и его казаков в Сибирь. Царь в конце 1582 г. направил Строгановым новую грамоту, в которой грозил им опалой и повелел немедленно возвратить Ермака из Сибири. Он попрекал Строгановых за то, что они наняли на службу волжских атаманов, которые «преж того сорили нас с Ногайскою ордою, послов ногайских на Волге на перевозах побивали, и ордобазарцев (среднеазиатских купцов. — М.Ц.) грабили и побивали, и нашим людем многие грабежи и убытки чинили». Но выводы в царской опальной грамоте по отношению к казакам Ермака были самые умеренные: предлагалось разместить их в государевых крепостях Чердыни и Соли Камской и возложить на них «сберегание пермских мест» (12, с.512).



Строгановы не предприняли усилий для возвращения Ермака, и это, на наш взгляд, подтверждение того, что он принял решение о походе в Сибирь самостоятельно, не оглядываясь на их мнение и не спрашивая у них разрешения.

1 сентября 1582 г. флотилия Ермака, состоящая от 30 до 35 стругов, отплыла вверх по Чусовой к Уральским перевалам. Это были суда, в каждом из которых размещалось 20 казаков с полным вооружением, боеприпасами и продовольственными запасами. Такие суда имели по 8—10 весел с каждого борта и кормовое рулевое весло. Присланные Ермаком позже из Сибири в Москву гонцы составили для Посольского приказа подробную роспись пути с Волги в Сибирь. По их словам, отряд Ермака пришел вверх по Волге «и Камою рекою вверх же, а из Камы реки поворотил направо в Чюсовую реку и Чюсовою вверх же; а из Чюсовой реки в Серебряную реку, а Серебряная река пришла от Сибирской страны в Чюсовую реку правой стороны, и Серебряною рекою вверх же; а с Серебряной реки шел до реки Борончюка волоком… а рекою Борончюком вниз в реку Тагил, а Тагилом рекою на низ же в Туруреку» (12, с.517). Благополучному проходу реками в их верховьях казакам способствовали сезон дождей и наличие в реках «большой воды». Благодаря этому они сумели без потерь провести тяжело нагруженные струги к самым уральским перевалам.

Первая встреча за уральскими перевалами с местными жителями едва не окончилась для казаков трагически. Впереди казацкой флотилии плыл сторожевой струг. Однажды он оказался впереди флотилии на версту. Струг подошел к берегу и был из-за беспечности команды захвачен следившими за ним мансийскими воинами, не подозревавшими о следовавшей за стругом флотилии. Когда с подоспевших стругов казаки открыли ружейный огонь, то мансийские воины убежали в лес, оставив своих пленников на берегу.

Первая стычка с татарами произошла уже на Туре — там, где позже был поставлен Туринский острог, но добыть языка казакам тогда не удалось. Бежавшие с места стычки татары добрались до Кашлыка ранее Ермака и известили Кучума о появлении казацкой флотилии.

На берегу Нижнего Тобола казакам удалось захватить «языка», татарина Таузака, одного из приближенных Кучума. Ермак допросил его и отправил к Кучуму. По словам летописца, Таузак сказал хану: «Русские воины сильны: когда стреляют из луков своих, то огонь пышет, дым выходит и гром раздается, стрел не видать, а уязвляют ранами и до смерти побивают; ущититься от них никакими ратными сбруями нельзя: все навылет пробивают» (15, с.676). В устье Тобола казаки, высадившись на берег, разгромили юрты карачи — так называли главного советника Кучума, влиятельнейшего человека при дворе сибирского хана.

Кучум собрал для обороны столицы татарских конных воинов и пешее ополчение племенных вождей хантов и манси. Собравшееся войско, которым командовал ханский племянник Маметкул (Махмет-Кул), разбило стан на пологом берегу Иртыша у Чувашева мыса. Ермак решил дать отдых уставшим казакам перед решительным боем. Флотилия провела ночь в урочище Атикмурзы. Вид многочисленного Кучумова войска смутил некоторых. Состоялся казацкий круг, на котором верх взяли те, кто был за продолжение похода.

Известный историк С. М. Соловьев приводит их доводы, сообщенные летописцем:

«Братцы! Куда нам бежать? Время уже осеннее, в реках лед смерзается; не побежим, худой славы не примем, укоризны на себя не положим, но будем надеяться на бога: он и беспомощным поможет. Вспомним, братцы, обещание, которое мы дали честным людям! Назад со стыдом возвратиться нам нельзя. Если бог нам поможет, то и по смерти память наша не оскудеет в тех странах, и слава наша вечна будет» (15, с.676, 677).

Профессор Р. Г. Скрынников привел слова Ермака из сочинения сибирского историка конца ХVII — начала ХVIII в. С.У. Ремезова, которые окончательно преломили настроение казаков: «Братья и единомышленники! Како нам бежати, осени дождавшись? Гляньте кругом, в реках лед смерзается! Видели есмя, братцы, сами, колико зла сотвориша Кучум нашей русской Пермской земле! Городком запустение, православным християном посечение и пленение! Хотя до единого всем умерети, а вспять возвратитися не можем срама ради!» (12, с.527). После выступления Ермака малодушные окончательно замолчали.

Татары соорудили засеку у подножия горы на Чувашевом мысу. Казачьи струги подошли к засеке. Сделав несколько залпов, казаки высадились на берег и были обстреляны лучниками Маметкула. Затем, проделав проходы в засеке, татары атаковали казаков, но были встречены дружной пальбой. Отряды хантов, посланные Маметкулом вперед, после первых же залпов разбежались. Сам он пулей был выбит из седла и упал наземь. Он чуть не попал в плен, но татары отбили своего предводителя и снесли его в заросли кустарника на берегу, где была спрятана лодка. Погрузив в нее Маметкула, татары быстро уплыли.

Ранение предводителя вызвало панику в татарском стане. Первыми ускакали татарские всадники, за ними бежали пешие воины. Кучум наблюдал за боем с горы. Видя, что казаки одолевают, хан с приближенными также поспешно бежал через Кашлык на левый берег Иртыша и ушел на юг, в Ишимскую степь.

Не оправдались его надежды на то, что московские власти не захотят воевать с Сибирским ханством из-за сложного международного положения и опасности нападения на русские земли крымских татар и ногайцев, хотя Кучум был прав, надеясь на то, что действия царевича Алея в Пермской земле заставят московские власти попытаться вернуть Ермака из Сибири. Ошибся он в Ермаке: именно действия Ермака спутали все планы сибирского хана, ибо Ермак пошел в Сибирь, как бы продолжая свою особую оборонительную народную войну против татарских набегов.

После боя Ермак беспрепятственно вступил в опустевший Кашлык — так казаки называли столицу ханства Сибирь, где казакам досталась богатая добыча, в первую очередь «мягкая рухлядь» — ценные меха соболей. Ими было захвачено много оружия и табуны ногайских лошадей. Профессор Р. Г. Скрынников объясняет причину такой легкой победы над воинами Кучума тем, что наиболее боеспособные силы Сибирского ханства и входившего в его состав Пелымского княжества были еще в Пермской земле и не вернулась в Кашлык из похода. Такое объяснение позволяет отбросить существовавшие ранее представления о том, что казаки добирались до Кашлыка два-три года, зимуя в горах и лесах. Теперь уже нет сомнений, что Ермак со своими казаками преодолел расстояние от р. Чусовой до Иртыша за два месяца.

Через четыре дня после сражения ханты с р. Демьянки, правого притока Нижнего Иртыша, со своим «князцом» Бояром привезли в дар Ермаку пушнину и съестные припасы, главным образом рыбу. Он «лаской и приветом» встретил их и отпустил «с честью». За хантами к победителю явились посланцы манси из Яскалбинских волостей, «князец Ишбердей с товарищи». Затем пришли с дарами местные татары, бежавшие ранее от казаков, «князек» Суклем и некоторые татарские мурзы. Ермак принял их также приветливо, разрешил вернуться в свои селения и обещал защитить от врагов, в первую очередь от Кучума. Затем стали прибывать с пушниной и продовольствием ханты левобережных районов — с рек Конды и Тавды. Ермак определял для всех обязательную ежегодную подать — ясак. С племенных вождей и старшин он брал «шерть», то есть присягу в том, что подвластные им мужчины будут своевременно платить ясак. После этого все объясаченные племена и роды считались подданными московского царя.

Но Кучум и Маметкул пристально следили за казаками. В первых числах декабря Ермак послал на озеро Абалак, расположенное вдоль берега Иртыша в 15 верстах от Кашлыка, есаула Богдана Брязгу с его казаками для подледного лова рыбы. Там на них, поглощенных рыбной ловлей и проявивших беспечность, внезапно напал Маметкул с большим отрядом воинов. Спаслись от гибели лишь несколько казаков, оставшихся возле лошадей на берегу Иртыша.

В это же время Ермак узнал о приближении к Кашлыку большого татарского войска. К тому времени возвратился из Пермского похода царевич Алей с добычей и русскими пленными. Правда, его войско понесло на Чусовой и под Чердынью немалые потери. Ермак не стал отсиживаться в Кашлыке, а выступил навстречу татарам.

Битва произошла на Абалаке. Это была самая большая битва в период Ермакова «Сибирского взятия». Казаки не могли использовать преимущества, которые давали им струги. Но и татары из-за глубокого снега не могли стремительно атаковать казаков в конном строю.

По свидетельству летописцев, бой был отчаянным и жестоким. Не раз казалось, что судьба благоволит татарам. На этот раз Маметкул руководил боем издали, бросая на казаков все новые отряды татар. В конце дня татары не выдержали и обратились в бегство. Казаки выстояли, и Ермак одержал свою самую большую победу.

Таким образом, к декабрю 1582 г. Ермак подчинил себе обширную область по Тоболу и Нижнему Иртышу. Но он прекрасно понимал, что для закрепления на завоеванных землях требовались новые воинские подразделения, продовольствие и военные припасы. Видимо, после битвы на Абалаке Ермак окончательно решил, что целью похода будет присоединение земель Сибирского ханства к Русскому государству. Да и воевали ермаковцы под знаменем с царскими государственными символами. По мнению профессора Р.Г. Скрынникова, из нескольких знамен Ермака, хранящихся в Оружейной палате, «лишь одно, самое древнее, по всей видимости, проделало с отрядом Ермака долгий путь с берегов Иргиза до самого Иртыша. Неизвестные швеи сшили знамя из синей китайки, обрамив его широкой кумачовой каймой. Кумач расшит затейливым узором, по углам знамени — розетки наподобие цветов. В самом центре вшиты на синем поле две фигуры из белой холстины, расцвеченные чернилами. Это фигуры «инрога» и льва. Они стоят на задних лапах, друг против друга. Царь зверей лев воплощал в себе идею могущества. Мифическое существо «инрог» изображали в виде лошади с длинным и острым рогом на лбу. То был символ благоразумия, чистоты и строгости. Московские государи охотно изображали «инрога» на золотых монетах, в особенности же на своих государственных печатях» (12, с.539).

Такие же геральдические фигуры— лев и «инрог»— закреплены на троне царя Ивана Грозного пониже царского орла. Следовательно, казаки Ермака сражались и на западных границах Руси, и в Сибири под знаменем с царскими государственными символами, являлись воинами Русского государства и воевали в защиту и во имя интересов этого государства.

Ермак решил послать гонцов в Москву. Весной 1583 г. на двух небольших стругах в долгий и опасный путь отправились молодой казак Иван Александрович Черкас, то есть выходец с Украины (по другим данным его звали Черкас Александров Корсак и он был автор казачьего «Написания»), то есть описания «Сибирского взятия», созданного около 1600 г. (18, с. 249), по преданию — любимец Ермака, храбрец и умница. От атамана Ивана Кольцо в Москву отправился Савва Сазонов, сын Болдыря.

С Черкасом и Болдырем уплыли 25 казаков. Через посланцев Ермак, его атаманы и все казаки челом били великому государю Ивану Васильевичу завоеванным ими Сибирским царством и просили прощения за прежние преступления. Посланцы Ермака повезли в Москву собранный ясак путем, по которому приказчики Строгановых не раз ездили с товарами в низовья Оби. Казаки проплыли с Иртыша на Обь, перевалили через Уральские горы, вышли на р. Собь, а затем на Печору и далее добрались до Москвы.

В Москве у приказных особое изумление вызвал вид ценнейшей соболиной казны, доставленной казаками из Сибири. По сообщению одного из сибирских летописцев, казаки передали приказным 60 сороков (2400 шкурок) отборных соболей, 50 бобров и 20 чернобурых лисиц.

Казацкое послание было принято и зачитано царю. Может быть, само послание было переписано дьяками Посольской избы, чтобы оно более понравилось Ивану Грозному. В таком облагороженном виде послание явно прославляло милость божию к царю:

«Изволением бога и пречистой его богородицы матери и великих чудотворцев молитвами, а его государя царя и великого князя Ивана Васильевича всея Руси и праведного ко всемудрому богу молитвою и его царским счастием его государевы люди атаман Ермак Тимофеев с товарищи царство Сибирское взяли!» (12, с.556).

Послание произвело благоприятное впечатление на царя. Казачьи посланцы были приняты милостиво и содержались на казенный счет. Все участники «Сибирского взятия» получили прощение. Прибывшие были пожалованы деньгами, сукнами, камками и размещены на постой в посадские и стрелецкие дворы. Всем оставшимся в Сибири казакам было назначено жалование. Со временем в народе сложили легенды о щедрых наградах царя, которых удостоились Ермак и его казаки. В преданиях говорилось о том, что царь пожаловал Ермаку шубу со своего плеча и два тяжелых панциря, которые были надеты атаманом в ночь его гибели. Предание толкует и о том, что эти панцири и явились причиной гибели атамана в водах Иртыша.

Но вообще-то приказные дьяки не очень доверяли казакам. Поэтому для принятия от казаков завоеванных областей царь решил отправить туда своих воевод — князя Семена Болховского и Ивана Глухова, о чем гласила царская грамота от 7 января 1584 г. Посланцам Ермака в Сибирь возвращаться пока не разрешили, и Ермак после прибытия воевод должен был сразу вернуться на Русь.

В марте 1583 г. для сбора ясака в татарских улусах на Нижнем Иртыше Ермак направил на север, вниз по Иртышу, конный отряд из 50 казаков. Вначале прииртышские татары оказали сопротивление, и один из татарских городков был взят приступом. Захваченные «вожаки» были казнены, а остальные старшины присягнули на верность. Их заставили целовать саблю, обрызганную кровью. Собранный ясак и продовольствие казаки отослали Ермаку. Остальные татарские городки приняли подданство без существенного сопротивления.

Еще ниже по Иртышу проживали одни ханты. Казаки сумели беспрепятственно спуститься до р. Демьянки, где после трехдневной осады взяли укрепленный городок в 30 км ниже устья Демьянки.

После ледохода на построенных в Демьянском городке легких стругах казаки поплыли вниз по Иртышу, собирая в прибрежных хантских селениях ясак. Близ устья Иртыша казаки 20 мая 1583 г. захватили крупное селение. Перебив спящий караул, они ворвались в дом Самара, вождя «белогорских остяков», живших на Самарских горах — крутых и обрывистых берегах Иртыша. Услыхав о приближении казаков, он призвал на помощь восемь других старейшин с их воинами. Самар и его ближайшие родичи пали в ночном бою. Казаки оставались в селении неделю и привели к присяге всех окрестных хантов. Потомок Самара Байбалак Самаров, принявший присягу, продолжал владеть Белогорской волостью еще в начале ХVІІ в.

В этом походе союзниками казаков оказались кодские ханты, проживавшие по берегам Оби. На территории Кода проживало большое племя. Кодский «князь» Алачей сам явился к казакам и объявил о своем союзе с русскими. Казаки в свою очередь заявили о передаче ему власти над всей округой. Известно, что потомки Алачея получили по царской грамоте власть над рядом селений по Нижней Оби и различные привилегии.

Отряд дошел по Нижней Оби только до Белогорья, района, где Обь, огибая Сибирские Увалы, поворачивает на север. Возможно, что казаки искали легендарную «Золотую бабу». По словам летописца, у хантов было там «мольбище большое богине древней, нагой, с сыном на стуле сидящей» (18, с.251).

В «Записках о московитских делах», изданных в 1549 г. Сигизмундом Герберштейном, послом германского императора (он побывал на Руси в 1516–1518 и 1526–1527 гг.), со слов московских информаторов записаны сведения о том, что за Уралом, при устье Оби, стоит идол «Золотая баба», в виде старухи, которая «держит в утробе сына и будто там уже опять виден ребенок, про которого говорят, что он ее внук» (12, с.575). И на карте Московии, составленной Герберштейном, в районе между Нижней Обью и Уральскими горами нарисована богиня, а под ней надпись «Злата баба».

Но хантские селения были там пустыми, так как местные жители весной, во время половодья, уходили к озерам ловить рыбу. И далее на север берега Оби казались необитаемыми, и 29 мая казаки решили возвратиться в Кашлык.

В настоящее время большинство историков считают, что Ермак погиб в 1585 г. При такой версии даты его гибели можно считать правдивыми сообщения в ряде летописных сводов о том, что весной 1584 г. Ермак совершил поход на Нижнюю Обь, взял хантский городок Назым и пленил его «князька». Большинство историков согласны с тем, что именно в этом походе погибли атаман Никита Пан и его казацкая дружина.

Летом и осенью 1584 г. Ермак совершил походы для покорения манси, живших на Тавде и ее левом притоке Пелыме. Этот поход был задуман для разведывания удобных путей в Московскую Русь. Пелымский князь Аблыгерым не участвовал в битве на Абалаке и сумел сохранить все свое войско. Он только наблюдал за борьбой Ермака с Кучумом и Маметкулом и выжидал исхода этого противостояния.



Восточная часть карты Московии С. Герберштейна с указанием места расположения идола «Золотая баба».


Покинув Кашлык и его окрестности, казацкий струговой отряд направился на Тавду и Пелым. В низовьях Тавды жили татары, которые вступили в бой с казаками. На р. Паченке произошел «великий бой», в ходе которого погибли татарский предводитель — владелец улуса на р. Лабуте и предводитель прибывших на помощь татарам мансийских воинов — «князек» улуса Паченки. Казаки проследовали дальше, стремясь скорее достигнуть р. Пельм, где закрепился Аблыгерьм, тщательно подготовив свое главное урочище к обороне. И Ермак, взвесив все доводы за и против продолжения похода, дал команду на возвращение в Кашлык.

Может быть, на его решение повлияло и то, что все мансийские «князцы» и шаманы упорно твердили об отсутствии пути на Русь с Пелыма, хотя местные манси прекрасно знали о существовании пути из Зауралья в Пермскую землю по р. Лозьве, притоку р. Тавды. Видимо, местные «князьки» не желали восстановления власти Кучума в их владениях, и они не были заинтересованы в уходе русских из Сибири. На обратном пути к Кашлыку казаки собрали в районе р. Тавды в волости Таборы «хлеб и ясак».

Удачей было пленение царевича Маметкула. Его влияние при ханском дворе давно уже вызывало зависть многих мурз. Один из высокопоставленных татар и предал его. Сохранилось предание о том, что этот татарин Сеин Бахта служил при Кучуме «большим ясачным мурзой», то есть ведал сбором ясака для хана Кучума. Он и дал знать казакам, что Маметкул кочует на р. Вагае, всего в 100 верстах от Кашлыка. Ермак собрал полусотню лучших бойцов и послал их на Вагай.

Казаки обнаружили кочевье Маметкула и на рассвете ворвались в татарский лагерь. Они окружили шатер царевича и захватили его в плен. Пленение Маметкула, лучшего полководца сибирского хана, явилось сильным ударом по могуществу Кучума. Когда Маметкула доставили в Кашлык, то Ермак встретил его с почетом, долго беседовал с ним через переводчика и убеждал дать согласие на переход на сторону царя и службу в царском войске.

Весной 1584 г. из Москвы на помощь Ермаку должен был отправиться отряд из 300 стрельцов под командой воевод князя Семена Дмитриевича Болховского и голов Ивана Киреева и Ивана Васильева Глухова. Для обеспечения весеннего похода Строгановым была направлена 7 января 1684 г. царская грамота, в которой предписывалось для отряда князя Болховского построить 15 стругов, «со всем судовым запасом, которые бы подняли по двадцати человек с запасом» (12, с.505).

Но из-за смерти 18 марта царя Ивана Васильевича убытие отряда задержалось и, пропустив весеннее половодье, Болховский смог пройти уральские волоки лишь в осенний разлив. Много людей и запасов потерял отряд на скалах Чусовой и Серебрянки, часть грузов стрельцы бросили на перевале. На оставшихся в строю стругах отряд Болховского прибыл в Кашлык лишь в ноябре 1584 г.

По прибытии в Кашлык Болховский, оценив сложную обстановку вокруг Кашлыка, решил без промедления послать своего главного помощника Ивана Киреева в Москву, чтобы представить там правдивый доклад о положении дел в Сибири и просить о присылке подкреплений. Ермак отправил с Киреевым пленного царевича Маметкула. Киреев с пленным и небольшим казацким конвоем на лошадях сумел пройти через Уральские перевалы и добрался до Москвы. Там царевич был принят ласково и стал позднее русским полковым воеводой.

Считается, что князь Болховский передал Ермаку приказ московских властей о возвращении атамана в Москву. Как видим, Ермак не выполнил приказ, хотя ему были обещаны по прибытии в Москву различные награды. Вполне возможно, что Болховский, оценив сложное положение русских в Кашлыке, не стал настаивать на отъезде Ермака, поняв что без него он не сможет командовать казаками. Отказ Ермака покинуть завоеванный край явно свидетельствует о его высоком чувстве ответственности за судьбу всего предприятия, за жизнь своих сподвижников. Ермак решил разделить с ними до конца все житейские превратности, связанные с «Сибирским взятием».

Здесь еще раз следует отметить, что успех «Сибирского взятия» во многом объясняется именно личными качествами Ермака, тем авторитетом, который он завоевал у казаков. Безусловно, в те жестокие времена в казацком войске практиковались самые решительные меры против нарушителей традиционной казацкой дисциплины в походе. Разбойников, грабителей, притеснявших мирных татар, мятежников в своей собственной среде казацкий закон нещадно карал: им насыпали песок за пазуху и связанными бросали в воду. Согласно казацким «сказам», за время «Сибирского взятия» таким образом было казнено более 20 человек. Не меньшее значение для поддержания дисциплины, чем эти наказания, имел и высокий авторитет атамана.

Авторитет Ермака в среде казаков во многом объяснялся тем, что он умел убеждать людей и словом, и собственным примером. Суровая действительность борьбы с Кучумом и немалая вероятность гибели в боях диктовали казакам осторожность в части обзаведения в Зауралье женами и детьми. И, согласно преданию, Ермак подал в этом отношении пример. Татарский мурза, принявший русское подданство, привел к казакам свою красавицу дочь и сватал ее в жены атаману. Ермак отказался от женитьбы и приказал казакам сопроводить отца и дочь в их родные места и обеспечить им охрану.

Осенью 1584 г. в Сибири набрало силу массовое восстание татар, во главе которого стал сибирский карача. После взятия Ермаком Кашлыка карача то ли действительно, то ли для обмана Ермака покинул Кучума и, уйдя со всем своим родом, воинами, слугами и рабами на юг, к Чулымскому озеру, стал кочевать между Тарой и Обью.

Карача послал к Ермаку просьбу о помощи против владетелей Казахской орды. Ермак отправил к нему атамана Ивана Кольцо с 40 казаками. Карача, чтобы усыпить бдительность прибывших, устроил пир в честь Ивана Кольцо. А ночью татары предательски напали на казаков и всех перебили. Направленный на разведку и для выяснения судьбы Ивана Кольцо атаман Яков Михайлов также был убит. Перебиты были небольшие казачьи отряды, находившиеся на огромной территории, завоеванной Ермаком, среди массы татар и хантов.

Карача сумел отрезать казаков и стрельцов, засевших в Кашлыке, от других городков, поселений и промысловых угодий. Из-за этого подвоз продовольствия в Кашлык прекратился, и среди казаков и стрельцов начался голод. Многие, в том числе князь С. М. Болховский, умерли от болезней и голода. Ермак строго запретил казакам и стрельцам покидать Кашлык. Правда, вятские, пермские и казанские стрельцы из отряда Болховского пытались малыми группами уйти из лагеря и до бывать пропитание в округе, но некоторые из них замерзли в лесу, а остальные были убиты татарами.

12 марта 1585 г. соединенные отряды татар и хантов под начальством карачи обложили Кашлык. Только в начале мая казаки под предводительством атамана Матвея Мещеряка вышли из городка и атаковали стан карачи. В завязавшейся схватке предводитель восставших потерял двух сыновей и бежал. На рассвете татары попытались вновь напасть на казаков, засевших в захваченном стане, но были отбиты.

Карача с несколькими приближенными ушел за Ишим, а остальные восставшие рассеялись по своим селениям. Осада Кашлыка окончилась, местные жители стали вновь доставлять казакам и стрельцам съестные припасы. Но тяжелая голодная зима и осада не прошли даром, число русских в городке сократилось, вероятно, до 300 бойцов, а может быть и до меньшего числа. Остальные умерли от голода и болезней.

Через несколько недель после снятия осады в Кашлык прибыли «вестники» от бухарских торговых людей — так называли всех среднеазиатских купцов, доставлявших в Сибирь рис, сушеные фрукты, ткани и другие товары. Впоследствии они пригоняли на продажу в сибирские города лошадей, рогатый скот, овец и коз, приобретая их у кочевников: калмыков, казахов, узбеков и др.

«Вестники» сообщили Ермаку, что с юга по р. Вагай направляется купеческий караван и «что их Кучум не пропускает в Сибирь» (12, с.593). Ведь Кучум, находясь в верховьях Иртыша, фактически перерезал все торговые пути из Средней Азии в Кашлык. Летописцы традиционно пишут о том, что «вестники» были подосланы Кучумом, чтобы выманить Ермака из Кашлыка. Ермак поверил ложной вести и после окончания ремонта казацких стругов выступил в июле навстречу каравану.

Стремление защитить бухарских торговых людей, понимание важности для Руси торговли со Средней Азией — все это еще раз подчеркивает государственное мышление Ермака, его постоянную заботу о защите интересов Руси. И в дальнейшем московские власти принимали самые энергичные меры для развития бухарской торговли в новопостроенных сибирских городах:

«будет бухарцы с товары или нагаи с лошадьми торговые люди учнут к вам на Тюмень приезжать, — писали в 1596 г. из Москвы воеводам в Тюмень — первый сибирский город, основанный русскими за Уралом, — и вы б тем бухарцом и нагайцом торговым людям велели с нашими с русскими людьми и с юртовскими и с ясашными татары на Тюмени торговать беспошлинно; а иных никаких таможенных пошлин с них имати не велели. И береженье к ним и ласку держали великую, и обиды б и насильства никоторого не было, чтоб им вперед повадно было со всякими товарами приезжати». Такой же наказ Москва неоднократно давала впоследствии и воеводам других сибирских городов (46, с.201, 202).



Карта походов Ермака и его есаулов в 1583–1585 гг. и расположения первых русских городов в Западной Сибири


Сколько оставалось бойцов у Ермака в его последнем походе? Летописцы расходятся в оценке их количества. Писали они о 150 казаках. Профессор Р. Г. Скрынников обоснованно, на наш взгляд, считает, что их было не более сотни и, следовательно, отряд Ермака поплыл на пяти-шести стругах.

Карача и Кучум собирали часть воинов в Бегишеве городище, расположенном на Иртыше недалеко от Кашлыка. Но Ермак и его казаки на стругах появились там и далее на Верхнем Иртыше ранее, чем его противники собрали все свои силы. Так что в Бегишевом городище после яростной атаки казаков только немногим татарам удалось бежать.

Ермак двинулся вверх по Иртышу и близ устья Ишима вновь разгромил татарский отряд. Затем на верхнем Иртыше отряд Ермака пять дней безуспешно штурмовал укрепленный поселок Кулалы, располагавшийся на южной границе царства Кучума. Ермак решил беречь бойцов и прекратил штурм.

Затем казаки заняли без боя городок Ташаткан, расположенный еще выше по Иртышу. Считается, что Ермак дошел до устья притока Иртыша р. Шиш (в 400 км от Кашлыка) и повернул в обратный путь. В Ташаткане Ермак, по словам летописца, вновь получил ложное известие о том, что бухарский караван идет вниз по Вагаю, и поспешил на встречу с ним.

На берегу Иртыша, возле устья Вагая, 5августа 1585 г. отряд Ермака остановился на ночлег. Была темная ночь, лил проливной дождь. По преданию, татарский разведчик убедился, что часовые, выставленные Ермаком, спят, и донес об этом Кучуму. Тогда хан со своим отрядом под проливным дождем переправился через реку и внезапно напал на лагерь казаков. Чтобы не поднимать шума, татары просто душили спящих русских. Но Ермак проснулся и пробился сквозь ряды врагов к берегу. Он прыгнул в стоявший у берега струг, за ним устремился вражеский воин, вооруженный коротким копьем. В схватке атаман стал одолевать врага, но получил удар в горло и погиб.

Так гласит предание и так написали некоторые летописцы. Но вот обнаружены новые исторические факты. Историк из Сибири Е. К. Ромодановская в Историческом музее в Москве в 70-х гг. прошлого века обнаружила затерянный синодик Ермаковым казакам, который сохранился в составе поминальной книги первой половины ХVІІ в. Он был составлен по расспросам оставшихся в живых Ермаковых ветеранов в 20-е гг. ХVІІ в. Вот что в нем сказано о погибших в последнем бою: «И подсмотреша нечестивыя (воины Кучума. — М.Ц.) и нападоша на станы их (казаков. — М.Ц.) нощию, и (казаки. — М.Ц.) ужаснушася от нечестивых и в бегство приложишася, а иным (суждено было остаться. — М.Ц.) на станах побитым и кровь свою пролиша Яков, Роман, Петра два, Михаил, Иван, Иван и Ермак» (12, с.599). Так что из последнего похода, вероятнее всего, из 100 казаков вернулись в Кашлык примерно 90.

Профессор Р. Г. Скрынников вполне обоснованно, на наш взгляд, считает, что если бы казаки поддались панике, то были бы истреблены полностью. Видимо, даже в обстановке внезапного ночного нападения почти вся сотня смогла погрузиться на струги и сняться с якоря. Видимо, казаки расположились на ночлег каждый у борта своего струга и при нападении немедленно заняли свое, вполне определенное место на струге, у своего весла. А флагманский струг Ермака, вероятнее всего, отчалил от берега последним. Атаман прикрывал отступление своего отряда, но был ранен и упал в воду. Такова новая версия гибели прославленного атамана, и она более соответствует вновь обнаруженным историческим документам.

После гибели Ермака по решению войскового круга московский воевода Иван Васильевич Глухов и атаман Матвей Мещеряк вывели из Кашлыка соединенный отряд — 100–150 воинов и поплыли на стругах вниз по Иртышу и по Оби до ее низовьев. Пройдя несколько сот верст за Березов, отряд добрался до Обдор и свернул в р. Собь, левый приток Оби. Затем за несколько недель отряд перевалил через Югорский Камень (Северный Урал), с перевалов спустился на р. Усу и вышел на Печору. Зиму казаки Мещеряка и стрельцы Глухова провели в Пустозерском остроге в устье Печоры. Ранним летом 1586 г. отряд вновь вышел в путь и добрался до Москвы.

Так закончилось первое «Сибирское взятие» и так завершилась земная жизнь прославленного атамана Ермака Тимофеевича. Велики заслуги Ермака перед Россией, перед русским народом. Слава о Ермаке, об атамане, возглавившем первое «Сибирское взятие», разошлась по всей Руси. И не случайно образы его и соратников-ермаковцев вскоре стали эпическими, эти герои-первопроходцы в народной памяти приобретают черты былинных богатырей, а весь сибирский поход воспринимается как героическая эпопея. Деятельность Ермака и его сподвижников в Сибири прославляется народом как подвиг во имя Руси. И поэтому в народной памяти деятельность Ермака, его борьба и победа над царем татарским сопоставлена и приравнена к жизни и борьбе богатыря Ильи Муромца со степняками, этими извечными врагами Руси.

А фактически, поход Ермака и его казацкой дружины отворил для русского народа путь на восток, навстречу солнцу. По следам ермаковцев отправились землепроходцы-казаки, русские промышленники — охотники и звероловы, торговцы, а затем и крестьяне-земледельцы. Началось освоение колоссальных просторов Сибири и Дальнего Востока.







Источник: http://www.plam.ru

Еще секретов?

Все о рыбалке...

Ловля щуки на колеблющиеся блесны

Ахтубинский рыбацкий блог

Стоит ли сегодня рыбачить? подскажет температура, погода, барометр…

О сайте
Профессионалам-рыбакам посвящается. Мы просто кладезь рыбацкой мудрости, читайте и узнавайте всё новые и новые секреты рыбалки.